Harrayat
Если бы ты любил меня, если бы я любила тебя, как бы мы тогда любили друг друга!..
Читала Басё, нашла трехстишие прекрасно подходящее к моему видению Бьякурена, а именно:
Был пленен луной,
Но освободился. Вдруг
Тучка проплыла.

Вот прямо точь-в-точь, как я их себе представляю)))

А это уже про меня (льщу себя надеждой):
Трепещут цветы,
Но не гнется ветвь вишни
Под гнетом ветра.

Угу, вот так я себя и ощущаю.

И, вообще, красиво писал. Вот, например,
"Послесловие к "Паломничеству в Исэ":
Все это - пустые слова, случайно слетевшие с невоздержанного языка; подобно растениям без корней, они не цветут и не приносят плодов.
В тот год, когда Кикаку поселился в столице, он подружился с господином Кёраем из рода Мукаи. Они вместе пили вино, беседовали за чашкой чая, и Кикаку открывал новому другу сокровенные тайны пресного, соленого, терпкого, бесплотного - всего того, что окружает нас на поверхности мира, и того, что прячется в его глубинах, - он умел видеть сотню рек в капле воды.

Или "Посвящаю Эцудзину":
Дзюдзо из Овари называет себя Эцудзином - видимо, потому, что родился он в Эцу. Чтобы не знать нужды в просе, рисе и хворосте, он предпочел жить "отшельником среди городской суеты": два дня ходит на службу - два отдыхает, три дня работает - три дня свободен. Он знает толк в хороших винах, а, захмелев, благодушным голосом распевает "Хэйкэ". Вот, что я хотел сказать о моем друге.
Снег, которым мы
Год назад любовались,
Падает снова...

(Дзюдзо - поэт, один из учеников Басё).

"Провожаю монаха Сэнгина"
Сэнгин похож на белого журавля, парящего меж облаков, - он полощет клюв в речных заводях, расправляет крылья на вершине горы в тысячу суней, днем отдыхает в лугах, ночью - в тучах, душа его не отягощена ни единой пылинкой.
(Сунь - 2,67 м).

А это уже из комментариев:
В анталогии "Кокинсю" есть пятистишие неизвестного автора:
В пятую луну
Вновь расцвел померанец.
Его аромат
Вдруг напомнил: вот так же
Пахли ее рукава...


Красиво... :sunny: